вторник, 17 апреля 2018 г.

Совместное замечание общего порядка № 4 (2017) Комитета по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей и № 23 (2017) Комитета по правам ребенка об обязательствах государств в отношении прав человека детей в контексте международной миграции в странах происхождения, транзита, назначения и возвращения

Источник: OHCHR.ORG











Совместное замечание общего порядка № 4 (2017) Комитета по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей и № 23 (2017) Комитета по правам ребенка об обязательствах государств в отношении прав человека детей в контексте международной миграции в странах происхождения, транзита, назначения и возвращения*


I.    Введение

1.       Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей и Конвенция о правах ребенка содержат юридически связывающие обязательства, которые в целом и в частности касаются защиты прав человека детей и мигрантов. В обеих конвенциях предусмотрен ряд положений, которые устанавливают конкретные обязательства, касающиеся прав детей в контексте международной миграции в странах происхождения, транзита, назначения и возвращения[1].
2.       Настоящее совместное замечание было принято одновременно с совместным замечанием общего порядка № 3 (2017) Комитета по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей и № 22 (2017) Комитета по правам ребенка об общих принципах, касающихся прав человека детей в контексте международной миграции. Хотя упомянутое выше и настоящее замечания общего порядка представляют собой самостоятельные документы, они дополняют друг друга и подлежат совместному прочтению и осуществлению. В рамках составления данного замечания в период с мая по июль 2017 года в Бангкоке, Бейруте, Берлине, Дакаре, Женеве, Мадриде и Мехико был организован ряд глобальных и региональных консультаций с представителями основных заинтересованных сторон и специалистами, включая детские организации и организации мигрантов. Помимо этого, за период с ноября 2015 года по август 2017 года Комитет получил более 80 письменных материалов от государств, учреждений и структур Организации Объединенных Наций, организаций гражданского общества, национальных правозащитных учреждений и других заинтересованных сторон из всех регионов мира.




*   Настоящее совместное замечание общего порядка подлежит прочтению в совокупности с совместным замечанием общего порядка № 3 (2017) Комитета по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей и № 22 (2017) Комитета по правам ребенка об общих принципах, касающихся прав человека детей в контексте международной миграции.
[1]   В соответствии со статьей 4 Конвенции о правах ребенка об осуществлении прав, рассматриваемой в совокупности со статьей 2 о недискриминации, государства-участники обязаны принимать меры в отношении экономических, социальных и культурных прав всех детей в пределах своей юрисдикции в максимальных рамках имеющихся у них ресурсов и с целью постепенного достижения полной реализации этих прав без ущерба для обязательств, которые являются непосредственно применимыми в соответствии с международным правом. См. Комитет по правам ребенка, замечание общего порядка № 19 (2016) о государственных бюджетных ассигнованиях для осуществления прав детей, пункты 28–34.

II.    Юридические обязательства государств-участников защищать на своей территории права детей в контексте международной миграции

A.     Возраст

3.       Согласно закрепленному в Конвенции о правах ребенка определению понятия «ребенок» права и защита детей предусматриваются до достижения ими 18-летнего возраста. Комитеты обеспокоены тем, что в случае детей в возрасте 15–18 лет уровень защиты, как правило, гораздо ниже и что порой их считают взрослыми или же их миграционный статус остается неясным до достижения ими 18-летнего возраста. Государствам настоятельно рекомендуется обеспечить равный уровень защиты всех детей, в том числе и после достижения ими 

15-летнего возраста, независимо от их миграционного статуса. В соответствии с Руководящими указаниями по альтернативному уходу за детьми[1] государствам следует обеспечить принятие в интересах детей по мере приближения 
18-летнего возраста, особенно детей, покидающих систему учреждений по уходу, надлежащих последующих мер, мер поддержки и мер в переходный период, в том числе путем обеспечения доступа к получению официально зарегистрированного долгосрочного миграционного статуса и разумных возможностей для завершения образования, доступа к достойной работе и интеграции в общество, в котором они живут[2]. В течение этого переходного периода ребенка нужно должным образом подготовить к самостоятельной жизни, и компетентные органы обязаны обеспечить принятие надлежащих последующих мер с учетом индивидуальных обстоятельств. Кроме того, комитеты призывают государства принимать меры по защите и оказанию поддержки после достижения детьми 18-летнего возраста.

4.       В целях обоснованной оценки возраста государствам следует проводить комплексный анализ физического и психологического развития ребенка силами специалистов-педиатров или других специалистов, обладающих навыками комплексного анализа различных аспектов развития. Такой анализ должен проводиться оперативно, с учетом индивидуального подхода, гендерных аспектов и культурных особенностей, в том числе с проведением собеседований с детьми и, в соответствующих случаях, с сопровождающими их взрослыми на понятном ребенку языке. Имеющиеся документы следует считать подлинными, пока не будет доказано обратное, и должны приниматься во внимание заявления самих детей и их родителей или родственников. Сомнения должны толковаться в пользу лица, являющегося объектом анализа. Государствам следует воздерживаться от использования медицинских методов на основе, в частности, обследования состояния костей и зубов, которые при свойственной им большой погрешности могут оказаться неточными, нанести травму и повлечь применение ненужных правовых процедур. Государствам следует обеспечивать возможность пересмотра принятых решений или их обжалования в соответствующие независимые органы.



[1]   Резолюция 64/142 Генеральной Ассамблеи, приложение.
[2]   См. Committee on the Rights of the Child, Report of the 2012 day of general discussion: the rights of all children in the context of international migration, para. 68–69. Имеется по адресу www.ohchr.org/Documents/HRBodies/CRC/Discussions/Recommendations/
Recommendations2004.pdf
.

B.     Право на свободу (статьи 16 и 17 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей; статья 37 Конвенции о правах ребенка)

5.       Каждый ребенок всегда наделен основополагающим правом на свободу личности и свободу от содержания под стражей на основании иммиграционного законодательства[1]. Комитет по правам ребенка установил, что содержание под стражей любого ребенка в силу его миграционного статуса или миграционного статуса родителей является нарушением прав ребенка и нарушает принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка[2]. В этой связи оба комитета неоднократно подтверждали, что дети никогда не должны заключаться под стражу по причинам, связанным с их миграционным статусом или миграционным статусом их родителей и что государства должны безотлагательно и полностью прекратить или искоренять практику содержания детей под стражей на основании иммиграционного законодательства. Любые виды иммиграционного содержания детей под стражей должны быть запрещены законом, и такой запрет должен полностью соблюдаться на практике.
6.       Под иммиграционным содержанием под стражей комитеты понимают любую ситуацию, в которой ребенок лишается свободы по причинам, связанным со своим миграционным статусом или миграционным статусом своих родителей, независимо от того, как называется или обосновывается действие, в результате которого ребенок лишается свободы, или как называется объект или место, где содержится лишенный свободы ребенок[3]. В соответствии со своими предыдущими рекомендациями под «причинами, связанными с миграционным статусом», комитеты понимают миграционный статус того или иного лица или его статус проживания в стране или отсутствие такового независимо то того, связан ли он с незаконным въездом в страну или пребыванием в ней без законных оснований.
7.       Кроме того, и Комитет по правам ребенка, и Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей подчеркивают, что дети не должны подлежать уголовной ответственности или наказанию, например содержанию под стражей, в силу их миграционного статуса или миграционного статуса их родителей[4]. Иррегулярный въезд в страну и пребывание в ней как таковые не являются преступлениями против личности, собственности или национальной безопасности[5]. Установление уголовной ответственности за иррегулярный въезд в страну и пребывание в ней выходит за рамки законного стремления государств-участников контролировать и регулировать миграцию и приводит к произвольному лишению свободы.
8.       В 2005 году Комитет по правам ребенка указал в отношении несопровождаемых и разлученных с семьями детей, что детей не следует лишать свободы и что основанием для содержания под стражей не может служить исключительно то обстоятельство, что ребенок является несопровождаемым или разлученным, или его миграционный статус либо его статус проживания в стране или отсутствие такового[6].
9.       Комитеты особо отмечают тот вред, который наносит любое лишение свободы, и те негативные последствия, которые иммиграционное содержание под стражей детей может иметь для их физического и психического здоровья и развития даже в тех случаях, когда они задерживаются на непродолжительный период времени или содержатся вместе с семьей. Как указывает Специальный докладчик по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания, «в контексте применения административных мер ... лишение свободы детей в силу миграционного статуса их или их родителей никогда не соответствует наилучшим интересам ребенка, превышает требования необходимости, становится абсолютно несоразмерным и может представлять собой жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение с детьми-мигрантами»[7].
10.     В статье 37 b) Конвенции о правах ребенка предусмотрен общий принцип, согласно которому лишение свободы ребенка может использоваться лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого соответствующего периода времени. Вместе с тем правонарушения, связанные с иррегулярным въездом или пребыванием, ни при каких обстоятельствах не могут иметь последствия, аналогичные вытекающим из совершения преступления[8]. Таким образом, возможность помещения под стражу детей только в качестве крайней меры, которая может применяться в других обстоятельствах, например в рамках ювенальной уголовной юстиции, не распространяется на иммиграционные процедуры, поскольку это противоречило бы принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка и праву на развитие.
11.     Вместо этого государствам следует в рамках законодательства, политики и практики использовать − в полном соответствии с наилучшими интересами детей и их правами на свободу и семейную жизнь − варианты, позволяющие детям оставаться со своими родственниками и/или опекунами в не связанных с лишением свободы и изоляцией от общества условиях, пока решается вопрос об их иммиграционном статусе и производится оценка наилучших интересов детей[9], а также перед возвращением. Оставшись без сопровождения взрослых, дети имеют право на особую защиту и помощь со стороны государства в форме альтернативного ухода и размещения в соответствии с Руководящими указаниями по альтернативному уходу за детьми[10]. В случае сопровождаемых детей необходимость избежать разлучения родственников не является достаточным основанием, оправдывающим лишение свободы ребенка. Когда наилучшие интересы ребенка требуют размещения всех членов семьи вместе, императивное требование не допускать лишения ребенка свободы распространяется на родителей ребенка и обязывает власти выбирать альтернативные варианты размещения всей семьи, не связанные с помещением под стражу[11].
12.     Таким образом, следует запретить законом помещение под стражу детей и семей иммигрантов и добиваться упразднения этих мер в политике и на практике. Ресурсы, выделяемые на цели содержания под стражей, нужно перенаправлять на реализацию не связанных с лишением свободы вариантов, осуществляемых компетентными структурами системы охраны детства, занимающимися конкретным ребенком и, в соответствующих случаях, его семьей. Меры, предлагаемые детям и их родственникам, не должны подразумевать лишения свободы ребенка или его семьи в любой форме и должны основываться на этических принципах заботы и защиты, а не принципах правоприменения[12]. Они должны быть ориентированы на решение вопроса в целях наилучшего обеспечения интересов ребенка, а также на создание всех материальных, социальных и эмоциональных условий, необходимых для полноценной защиты прав ребенка, обеспечивающей всестороннее развитие детей. Независимые общественные учреждения и организации гражданского общества должны иметь возможность регулярно осуществлять мониторинг этих объектов или мер. В случае применения любых мер иммиграционного содержания под стражей дети и их родственники должны иметь доступ к эффективным средствам правовой защиты.
13.     По мнению комитетов, главную ответственность за детей в контексте международной миграции должны взять на себя учреждения, занимающиеся вопросами защиты детей и социального обеспечения. При первом обнаружении ребенка-мигранта иммиграционными властями об этом следует немедленно проинформировать органы охраны детства и социального обеспечения, которые должны проверить порядок защиты и размещения ребенка и удовлетворения его других потребностей. Несопровождаемые и разлученные дети должны размещаться в учреждениях национальной/местной системы альтернативного ухода, предпочтительно в учреждениях семейного типа вместе с семьями их владельцев, если такие учреждения имеются, или в коммунальных центрах, когда таких учреждений нет. Эти решения должны приниматься в рамках обеспечивающей интересы детей процедуры с предоставлением надлежащих правовых гарантий, включая право ребенка быть заслушанным, иметь доступ к правосудию и оспаривать в суде любое решение, которое может лишить его свободы[13]; при принятии таких решений следует учитывать уязвимость и потребности детей, в том числе по признаку пола, инвалидности, возраста, психического здоровья, беременности или других условий.



[1]   Конвенция о правах ребенка, статья 37; Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, статьи 16 и 17; Всеобщая декларация прав человека, статьи 3 и 9; Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 9.
[2]   См. Committee on the Rights of the Child, report of the 2014 day of general discussion, para. 78. См. также Основные принципы и Руководящие положения Организации Объединенных Наций в отношении средств правовой защиты и процедур, связанных с правом любого лишенного свободы лица обращаться в суд (A/HRC/30/37, приложение), в частности принцип 21, пункт 46, и руководящее положение 21.
[3]   Лишение свободы определяется в пункте 2 статьи 4 Факультативного протокола к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания как «любая форма содержания под стражей или тюремного заключения или помещения лица в государственное или частное место содержания под стражей, которое это лицо не имеет права покинуть по собственной воле, по приказу любого судебного, административного или иного органа». Правило 11 Правил Организации Объединенных Наций, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, гласит: «Для целей настоящих Правил используются следующие определения: ... b) лишение свободы означает любую форму задержания или тюремного заключения какого-либо лица или его помещение в государственное или частное исправительное учреждение, которое несовершеннолетнему не разрешается покидать по собственному желанию на основании решения любого судебного, административного или другого государственного органа».
[4]   См. Committee on the Rights of the Child, report of the 2014 day of general discussion, para. 78.
[5]   См. Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, замечание общего порядка № 2 (2013) о правах трудящихся-мигрантов, не имеющих постоянного статуса, и членов их семей, пункт 24.
[6]   См. Комитет по правам ребенка, замечание общего порядка № 6 (2005) об обращении с несопровождаемыми и разлученными детьми за пределами страны их происхождения, пункт 61.
[7]   См. A/HRC/28/68, пункт 80.
[8]   См. Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, замечание общего порядка № 2, пункт 24. См. также Committee on the Rights of the Child, Report of the 2014 day of general discussion, para. 78. Аналогичным образом, см. Доклад Рабочей группы по произвольным задержаниям (A/HRC/4/40), пункт 58; и доклад Специального докладчика по вопросу о правах человека мигрантов (А/HRC/11/7), пункты 31 и 38.
[9]   См. Committee on the Rights of the Child, Report of the 2012 day of general discussion, para. 79.
[10]   См. Комитет по правам ребенка, замечание общего порядка № 6, пункты 39 и 40.
[11]   См. A/HRC/20/24, пункт 40; Права детей и предоставляемые им гарантии в контексте миграции и/или в контексте потребности в международной защите, Консультативное заключение OC−21/14 от 19 августа 2014 года, Межамериканский суд по правам человека, пункт 159; и A/HRC/28/68, пункт 80.
[12]   См. Руководящие указания по альтернативному уходу за детьми.
[13]   См. Основные принципы и Руководящие положения в отношении средств правовой защиты и процедур, связанных с правом лишенных свободы лиц обращаться в суд, в частности руководящее положение 18 (см. A/HRC/30/37, пункт 100).

C.     Процессуальные гарантии и доступ к правосудию (статьи 16, 17 и 18 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей; статьи 12 и 40 Конвенции о правах ребенка)


14.     Доступ к правосудию сам по себе является основным правом и необходимым условием защиты и поощрения всех других прав человека, и ввиду этого чрезвычайно важно, чтобы у каждого ребенка в контексте международной миграции было право отстаивать свои права. Принцип ответственности государств-участников требует принятия структурных и инициативных мер вмешательства для обеспечения на справедливых условиях эффективного и незамедлительного доступа к правосудию. Комитет по правам ребенка в своем замечании общего порядка № 5 (2003) об общих мерах по осуществлению Конвенции о правах ребенка установил, что эффективное средство правовой защиты предусматривает наличие действенных и ориентированных на защиту прав детей процедур. Кроме того, он указал, что такие процедуры должны гарантировать принятие определенных конкретных мер для обеспечения адаптации административного и судебного разбирательства с учетом потребностей и уровня развития детей, а также того, что одним из главных соображений при проведении любых таких разбирательств является наилучшее обеспечение интересов ребенка.
15.     По мнению комитетов, государства должны обеспечить, чтобы их законодательство, политика, меры и практика гарантировали применение надлежащих, учитывающих интересы ребенка процедур во всех связанных с миграцией и предоставлением убежища административных и судебных разбирательствах, которые затрагивают права детей и/или их родителей. Со всеми детьми, в том числе с детьми, сопровождаемыми родителями или другими законными опекунами, следует обращаться как с индивидуальными правообладателями, а не как с преступниками; особые потребности детей надлежит учитывать в равной степени и в индивидуальном порядке, а их мнения следует должным образом выслушивать и принимать во внимание. Они должны иметь доступ к административным и судебным средствам правовой защиты в отношении решений, влияющих на их положение или положение их родителей, с тем чтобы гарантировать принятие всех решений в наилучших интересах ребенка[1]. Необходимо принять меры для того, чтобы избежать неоправданных задержек при прохождении процедур предоставления убежища или миграционных процедур, которые могут негативно сказаться на правах детей, включая процедуры воссоединения семей. За исключением случаев, когда это противоречит наилучшим интересам ребенка, следует поощрять оперативное проведение разбирательства, при условии, что это не влечет ограничения каких-либо процессуальных гарантий.
16.     Дети должны иметь возможность приносить жалобы в суды, административные трибуналы или иные инстанции более низкого уровня, которые легко доступны для них, например учреждения по защите детей и молодежи, школы и национальные правозащитные учреждения, и при нарушении их прав должны иметь возможность получать в удобной для них форме консультации и услуги специалистов, обладающих специальной подготовкой по детской тематике и вопросам миграции. Государствам следует обеспечить разработку унифицированных правил, которыми должны руководствоваться компетентные органы, предлагая бесплатные качественные юридические консультативные услуги и услуги представительства детям из числа мигрантов, просителей убежища и беженцев, включая равные условия доступа при помещении несопровождаемых и разлученных с семьями детей и детей, не имеющих документов, в учреждения по уходу за детьми, созданные местными органами власти[2].
17.     Конкретно, и в частности в контексте оценки наилучших интересов и в рамках процедуры определения наилучших интересов детей, детям должны гарантироваться:
  • a)       право доступа на территорию страны независимо от наличия или отсутствия документов, а также право на передачу органам, занимающимся вопросами оценки потребностей детей в плане защиты их прав с обеспечением их процессуальных гарантий;
  • b)       право на уведомление о наличии того или иного дела и решения, принятого в рамках иммиграционных процедур и порядка получения убежища, их последствий и возможности обжалования;
  • c)       право на осуществление иммиграционных процедур специальным должностным лицом или судьей и на проведение любых личных опросов специалистами, прошедших подготовку по вопросам общения с детьми;
  • d)       право быть заслушанными, право участвовать во всех стадиях разбирательства и право на получение бесплатной помощи письменного и/или устного переводчика;
  • e)       право на эффективный доступ к возможностям общения с консульскими сотрудниками, на получение консульской помощи и на консульскую защиту с учетом интересов детей и соблюдением прав человека;
  • f)        право на помощь адвоката, обладающего соответствующей подготовкой и опытом представления интересов детей на всех этапах судебного разбирательства, и право свободно связываться с таким представителем, а также право на доступ к бесплатной юридической помощи;
  • g)       право на рассмотрение касающихся детей заявлений и дел в первоочередном порядке с выделением при этом достаточного времени для подготовки к разбирательству и с соблюдением всех процессуальных гарантий;
  • h)       право обжаловать вынесенное решение в вышестоящую судебную инстанцию или независимый орган с приостановкой исполнения обжалуемого решения;
  • i)       для несопровождаемых и разлученных с семьями детей – право на назначение в возможно короткий срок компетентного опекуна как ключевой процедурной гарантии соблюдения принципа наилучшего обеспечения их интересов[3];
  • j)       право на протяжении всей процедуры получать, вместе с опекуном и юрисконсультом, информацию в полном объеме, в том числе информацию о своих правах и всю соответствующую информацию, которая может затрагивать их интересы.

18.     Комитеты признают, что нестабильный и неустойчивый миграционный статус негативно сказывается на благополучии детей. Ввиду этого комитеты рекомендуют государствам обеспечить наличие четких и доступных процедур определения статуса, позволяющих детям урегулировать свой статус по различным основаниям (таким, например, как срок пребывания).
19.     Комитеты считают, что всестороннее толкование Конвенции о правах ребенка в совокупности со статьями 7 а), 23 и 65 (пункт 2) Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей должно подразумевать разработку и реализацию эффективной политики консульской защиты, включающей конкретные меры, направленные на защиту прав детей, такие как непрерывное повышение квалификации сотрудников консульских служб в вопросах содержания этих двух конвенций, а также других договоров в области прав человека, а также распространение информации о протоколах о консульской защите.



[1]   См. Committee on the Rights of the Child, Report of the 2012 day of general discussion, para. 75.
[2]   Резолюция 25/6 Совета по правам человека. См. также Консультативное заключение OC−21/14 от 19 августа 2014 года, Межамериканский суд по правам человека, пункты 108–143.
[3]   См. Комитет по правам ребенка, замечание общего порядка № 6, пункты 20–21 и 33−38.

D.     Право на имя, регистрацию рождения и гражданство (статья 29 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей; статьи 7 и 8 Конвенции о правах ребенка)


1.     Регистрация рождения

20.     Отсутствие регистрации рождения может иметь многочисленные негативные последствия для осуществления прав детей, такие как детские браки, торговля людьми, принудительная вербовка и детский труд. Свидетельства о рождении могут также помочь добиться обвинительных приговоров в случае надругательств над детьми. Незарегистрированные дети, чьи родители не имеют постоянного статуса, особенно подвергаются риску безгражданства ввиду препятствий для приобретения гражданства в стране происхождения родителей, а также для доступа к регистрации рождения и получению гражданства по месту рождения[1].
21.     Комитеты настоятельно призывают государства-участники принять все необходимые меры для обеспечения того, чтобы все дети регистрировались сразу при рождении и получали свидетельства о рождении независимо от их миграционного статуса или миграционного статуса их родителей. Следует устранять правовые и практические препятствия для регистрации рождения детей, в том числе запретив обмен данными между медицинскими учреждениями или отвечающими за регистрацию гражданскими служащими и иммиграционными властями и не требуя от родителей представления документов об их миграционном статусе. Следует также принять меры для упрощения процедуры регистрации рождения по истечении установленных сроков и не допускать взимания денежных штрафов за позднюю регистрацию. Незарегистрированным детям должен обеспечиваться равный доступ к медицинскому обслуживанию, социальному обеспечению, образованию и другим социальным услугам.
22.     Если документы, удостоверяющие личность ребенка, были приобретены незаконно от его имени и ребенок просит восстановить свои документы, удостоверяющие личность, государствам-участникам рекомендуется принимать гибкие меры в целях наилучшего обеспечения интересов ребенка, в частности путем выдачи исправленных документов и без привлечения к судебной ответственности в случае подделки документов.



[1]   Согласно статье 1 Конвенции о статусе апатридов апатридом является «лицо, которое не рассматривается гражданином каким-либо государством в силу его закона».

2.     Право на гражданство и гарантии защиты от безгражданства

23.     Статья 7 Конвенции о правах ребенка уделяет особое внимание предотвращению безгражданства, устанавливая, что государства-участники обеспечивают осуществление прав ребенка на регистрацию, на имя, на приобретение гражданства, а также право знать своих родителей и право на их заботу. То же право закреплено для всех детей трудящихся-мигрантов в статье 29 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей.
24.     Хотя государства не обязаны предоставлять свое гражданство каждому ребенку, родившемуся на их территории, они должны принимать любые соответствующие меры как внутри страны, так и в сотрудничестве с другими государствами для обеспечения того, чтобы каждый ребенок имел гражданство при рождении. Одной из главных мер при этом является передача гражданства ребенку, родившемуся на территории государства, при рождении или как можно быстрее после рождения, если в противном случае ребенок будет апатридом.
25.     Следует отменить законы о гражданстве, которые являются дискриминационными в отношении передачи или приобретения гражданства на основании запрещенных признаков, в том числе в отношении расовой или этнической принадлежности, вероисповедания, пола, инвалидности и миграционного статуса детей и/или их родителей. Кроме того, все законы о гражданстве должны осуществляться без какой-либо дискриминации, в том числе применительно к статусу проживания в связи со сроком проживания в стране, в интересах обеспечения уважения, защиты и реализации права каждого ребенка на гражданство.
26.     Государствам следует активнее принимать меры по предоставлению гражданства детям, родившимся на их территории, в тех случаях, когда в противном случае они не имели бы гражданства. В тех случаях, когда законодательство страны гражданства матери не признает за женщиной право передавать гражданство своим детям и/или супругу, дети могут подвергаться риску безгражданства. Кроме того, в тех случаях, когда законы о гражданстве не гарантируют самостоятельного права женщин на приобретение, изменение или сохранение своего гражданства при вступлении в брак, девочки, оказавшись в ситуации международной миграции и выйдя замуж до наступления 18-летнего возраста, могут подвергаться опасности потерять гражданство или влачить оковы брака со склонным к насилию партнером из страха стать апатридом. Государствам следует предпринять незамедлительные действия по реформированию законов о гражданстве, которые являются дискриминационными в отношении женщин, путем предоставления равных прав мужчинам и женщинам в вопросе передачи гражданства своим детям и супругам и в вопросах приобретения, изменения или сохранения гражданства.

E.     Семейная жизнь (статьи 14, 17 и 44 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей; статьи 9, 10, 11, 16, 18, 19, 20 и пункт 4 статьи 27 Конвенции о правах ребенка)

27.     Право на защиту семейной жизни признается в международных и региональных правозащитных договорах, в частности в Конвенции о правах ребенка и Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей. Соответственно, это право должно полностью соблюдаться, защищаться и осуществляться в отношении всех детей без какой бы то ни было дискриминации, независимо от их статуса пребывания в стране или гражданства. Государствам следует соблюдать свои международно-правовые обязательства в отношении сохранения единства семьи, включая братьев и сестер, а также предотвращения разлучения, чему следует уделять пристальное внимание в соответствии с Руководящими указаниями по альтернативному уходу за детьми. В силу соображений защиты права на семейное окружение государства нередко не только должны воздерживаться от действий, которые могут привести к разделению семей или повлечь иное произвольное посягательство на право на семейную жизнь, но и принимать позитивные меры в целях сохранения семейной ячейки, включая воссоединение разлученных членов семьи. Комитет по правам ребенка в своем замечании общего порядка № 14 (2013) о праве ребенка на уделение первоочередного внимания наилучшему обеспечению его интересов указывает, что термин «семья» следует понимать в широком смысле как включающий биологических, приемных или фостерных родителей либо, в соответствующих случаях, членов расширенной семьи или общины, как это предусмотрено местным обычаем.

1.     Неразделение

28.     В случае мигрантов право на воссоединение семьи может вступать в противоречие с законными интересами государств при принятии решений относительно въезда иностранцев и их пребывания на территории этих государств. Вместе с тем дети в контексте международной миграции и семьи не должны подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в их личную и семейную жизнь[1]. Разлучение семьи в результате депортации или высылки члена семьи с территории государства-участника или отказа разрешить члену семьи въехать в страну или остаться на ее территории может представлять собой произвольное или незаконное вмешательство в семейную жизнь[2].
29.     Комитеты считают, что разрушение семейных связей в результате высылки одного или обоих родителей на основании нарушения иммиграционных законов, касающихся въезда в страну или пребывания на ее территории, является несоразмерным, поскольку ущерб от ограничения семейной жизни и последствия этого для жизни и развития ребенка не компенсируется теми преимуществами, которые могут быть получены в результате принуждения родителя покинуть территорию страны по причине нарушения иммиграционного законодательства[3]. Детей мигрантов и их семьи необходимо защищать в случаях, когда высылка представляла бы собой произвольное ущемление права на семейную и частную жизнь[4]. Комитеты рекомендуют государствам предусматривать пути урегулирования положения мигрантов с неурегулированным статусом, проживающих вместе со своими детьми, в частности в том случае, если ребенок родился или живет в стране назначения в течение длительного периода времени, или в тех случаях, когда возвращение в страну происхождения родителей противоречило бы принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка. В тех случаях, когда высылка родителей производится на основании совершенных уголовных преступлений, следует обеспечивать соблюдение прав их детей, включая право на то, чтобы их наилучшие интересы были одним из главных соображений, и их право на то, чтобы их мнения учитывались и рассматривались серьезно, принимая при этом во внимание принцип соразмерности и другие принципы и нормы в области прав человека.
30.     Комитеты выражают озабоченность по поводу случаев, когда органы охраны детства разлучают детей с родителями и помещают их в учреждения альтернативного ухода при отсутствии каких-либо проблем жестокого обращения и отсутствия родительской заботы. Финансовая и материальная нужда либо обстоятельства, прямо и однозначно обусловленные такой нуждой, никак не могут быть единственным основанием для изъятия ребенка из-под родительской опеки, помещения ребенка в условия альтернативного ухода либо препятствием для его социальной реинтеграции. В этой связи государства должны оказывать надлежащую помощь родителям и законным опекунам в выполнении ими своих обязанностей по воспитанию детей, в том числе путем предоставления социальных льгот и детских пособий и других услуг социальной помощи независимо от миграционного статуса родителей или ребенка.
31.     Комитеты также полагают, что в соответствии со статьей 18 Конвенции о правах ребенка всеобъемлющий подход к праву ребенка на семейное окружение в контексте миграции должен предполагать меры, призванные обеспечить, чтобы родители могли выполнять свои обязанности в отношении развития детей. Учитывая, что неурегулированный миграционный статус детей и/или их родителей может препятствовать достижению таких целей, государства должны обеспечивать организованные и недискриминационные каналы миграции, а также постоянно действующие и доступные механизмы получения детьми и членами их семей обычного долгосрочного миграционного статуса или вида на жительство на таких основаниях, как единство семьи, трудовые отношения, социальная интеграция и т.д.[5]



[1]   См. Комитет по правам человека, замечание общего порядка № 15 (1986) о положении иностранцев в соответствии с Пактом, пункт 7.
[2]   Комитет по правам человека, сообщения № 2009/2010, Ильясов против Казахстана, Соображения, принятые 23 июля 2014 года; № 2243/2013, Хуссейни против Дании, Соображения, принятые 24 октября 2014 года; № 1875/2009, М.Г.К. против Австралии, Соображения, принятые 26 марта 2015 года; № 1937/2010, Легаэй и др. против Австралии, Соображения, принятые 26 марта 2015 года; и № 2081/2011,
Д.Т. против Канады, Соображения, принятые 15 июля 2006 года.
[3]   См. Консультативное заключение OC−21/14 от 19 августа 2014 года, Межамериканский суд по правам человека, пункт 280.
[4]   См. Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, замечание общего порядка № 2 (2013), пункт 50.
[5]   См. Committee on the Rights of the Child, Report of the 2012 day of general discussion, para. 91. См. также статью 69 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей.

2.     Воссоединение семьи

32.     Согласно статье 10 Конвенции о правах ребенка государства-участники обязаны обеспечивать, чтобы заявления о воссоединении семьи рассматривались позитивным, гуманным и оперативным образом, включая упрощение процедур воссоединения детей со своими родителями. Когда отношения между ребенком и его родителями и/или братьями и сестрами прерываются по причине миграции (в случае как родителей без ребенка, так и ребенка без родителей и/или братьев и сестер), при оценке наилучших интересов ребенка в связи с принятием решения о воссоединении семьи необходимо учитывать соображения сохранения семьи[1].
33.     В случае не имеющих документов детей в контексте международной миграции государства разрабатывают и осуществляют рекомендации, уделяя особое внимание тому, чтобы установленные сроки, дискреционные полномочия и/или недостаточная прозрачность административных процедур не ущемляли право ребенка на воссоединение семьи.
34.     В случае несопровождаемых или разлученных детей, в том числе детей, разлученных со своими родителями в результате применения иммиграционных законов и, например, лишения свободы родителей, следует незамедлительно прилагать усилия по поиску надежных, основанных на правозащитном подходе решений в их интересах, не исключая возможности воссоединения семьи. Если у ребенка имеется семья в стране назначения, стране происхождения или в третьей стране, органы охраны детства и социального обеспечения в странах транзита или назначения должны связаться с родственниками в возможно короткий срок. Решение по вопросу о воссоединении ребенка со своей семьей в стране происхождения, транзита и/или назначения должно приниматься на основе обоснованной оценки, позволяющей учесть в качестве одного из основных соображений наилучшие интересы ребенка, а также фактор воссоединения семьи и план устойчивой реинтеграции, гарантирующий участие ребенка в этом процессе.
35.     Воссоединения семьи в стране происхождения не следует добиваться при наличии разумных оснований предполагать наличие риска того, что такое возвращение повлечет за собой нарушение прав человека ребенка. В тех случаях, когда воссоединение семьи в стране происхождения не отвечает наилучшим интересам ребенка или не представляется возможным в силу юридических или иных препятствий для возвращения, вступают в силу обязательства согласно статьям 9 и 10 Конвенции о правах ребенка и государства должны руководствоваться ими при принятии решений относительно воссоединения семьи на территории страны происхождения. Должны быть приняты меры для воссоединения родителей со своими детьми и/или урегулирования их статуса на основании принципа наилучшего обеспечения интересов детей. Страны должны упрощать процедуры воссоединения семей в целях их оперативного выполнения в соответствии с принципом наилучшего обеспечения интересов ребенка. Государствам рекомендуется при завершении процесса воссоединения семей применять процедуры определения наилучших интересов ребенка.
36.     Отказывая в воссоединении семьи ребенка и/или его родственников, страна назначения должна подробно проинформировать ребенка в доступной с учетом его возраста форме о причинах отказа и о его праве на апелляцию.
37.     Дети, остающиеся в своих странах происхождения, стремясь воссоединиться со своими родителями и/или старшими братьями и сестрами в странах назначения, могут в конечном счете мигрировать без соблюдения установленных правил и в небезопасных условиях. Государствам следует разработать эффективные и доступные процедуры воссоединения семей, чтобы дети могли эмигрировать в установленном порядке, в том числе дети, которые остаются в странах происхождения и могут попытаться эмигрировать без соблюдения установленных правил. Государствам рекомендуется разработать политику, позволяющую мигрантам находиться вместе с семьями на законных основаниях, с тем чтобы избежать разлучения. Действующие процедуры должны способствовать налаживанию семейной жизни и обеспечивать, чтобы любые ограничения носили законный, необходимый и соразмерный характер. Хотя эта обязанность ложится в первую очередь на принимающие страны и страны транзита, государства происхождения также должны принимать меры для упрощения процедуры воссоединения семей.
38.     Комитеты сознают, что нередко из-за нехватки финансовых ресурсов возникают препятствия для осуществления права на воссоединение семей и что отсутствие доказательств наличия у семьи достаточного дохода может затруднить прохождение процедур воссоединения. Государствам рекомендуется оказывать надлежащую финансовую поддержку и другие социальные услуги таким детям и их родителям, братьям, сестрам и, в соответствующих случаях, другим родственникам.



[1]   См. Комитет по правам ребенка, замечание общего порядка № 14 (2013) o праве ребенка на уделение первоочередного внимания наилучшему обеспечению его интересов, пункт 66.

F.     Защита от всех форм насилия и злоупотреблений, включая эксплуатацию, детский труд и похищение и торговлю детьми (статьи 11 и 27 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей; статьи 19, 26, 32, 34, 35 и 36 Конвенции о правах ребенка)

39.     Дети в контексте международной миграции, в частности дети, не имеющие документов, апатриды, несопровождаемые дети или дети, разлученные со своими семьями, на протяжении всего процесса миграции особенно уязвимы для различных форм насилия, включая оставление без попечения, надругательства, похищение и вымогательство, торговлю людьми, сексуальную эксплуатацию, экономическую эксплуатацию, детский труд, попрошайничество и вовлечение в преступную и незаконную деятельность в странах происхождения, транзита, назначения и возвращения. Таким детям угрожает опасность подвергнуться насилию со стороны государственных или негосударственных субъектов или стать свидетелями насилия в отношении их родителей или других лиц, особенно на пути в страну назначения или во время проживания без законных оснований. Комитеты обращают внимание государств на статью 6 Гаагской конвенции от 19 октября 1996 года о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мерах по защите детей, в соответствии с которой судебные или административные органы Договаривающегося государства обладают юрисдикцией принимать меры, направленные на защиту личности или имущества ребенка, в отношении детей-беженцев и детей, которые из-за беспорядков, произошедших в их стране, являются международно перемещенными лицами и присутствуют на его территории в результате перемещения.
40.     Комитеты также сознают, что из-за ограничительной политики по вопросам миграции и предоставления убежища, включая введение уголовной ответственности за незаконную миграцию, и отсутствия достаточно безопасных, упорядоченных, доступных и приемлемых по затратам каналов законной миграции или отсутствия надлежащих систем защиты детей дети из числа мигрантов и просителей убежища, в том числе несопровождаемые или разлученные дети, особенно подвержены риску насилия и надругательств во время переезда из одной страны в другую и в странах назначения.
41.     Крайне важно, чтобы государства принимали все необходимые меры для предупреждения и пресечения незаконного перемещения и невозвращения детей, а также наихудших форм детского труда, включая все формы рабства, сексуальную эксплуатацию в коммерческих целях, использование детей для незаконной деятельности, в том числе в целях попрошайничества, и работу в опасных условиях, и меры для защиты детей от насилия и экономической эксплуатации. Комитеты признают, что дети сталкиваются с гендерными рисками и факторами уязвимости, которые следует выявлять и целенаправленно устранять. Во многих случаях девочки могут в еще большей степени подвергаться опасности торговли людьми, особенно для целей сексуальной эксплуатации. Необходимо принимать дополнительные меры для решения проблемы особой уязвимости девочек и мальчиков, в том числе тех, кто, возможно, являются инвалидами, а также детей из числа лесбиянок, гомосексуалов, бисексуалов, транссексуалов и интерсексуалов, перед лицом опасности торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации и сексуальных надругательств.
42.     Не имеющие документов дети-мигранты и их родители, которые зависят от получения вида на жительство или разрешения на работу и которых их спонсор/работодатель легко может лишить всяких документов, живут под угрозой того, что информация о них поступит в иммиграционные службы от органов, предоставляющих государственные услуги, других должностных лиц или от частных лиц. Это ограничивает возможности осуществления ими прав человека, включая защиту и доступ к правосудию, повышает их уязвимость перед лицом насилия и эксплуатации труда и других форм эксплуатации и злоупотреблений[1] и может вызываться проведением политики, в рамках которой первоочередное внимание уделяется выявлению мигрантов с неурегулированным статусом, а не обеспечению их защиты от насилия, злоупотреблений и эксплуатации, что повышает для детей опасность подвергнуться насилию или стать свидетелями насилия в отношении родственников. В числе других мер следует создать эффективный барьер, разделяющий деятельность органов охраны детства и иммиграционных служб.
43.     В случае детей-мигрантов, в отношении которых имеются признаки торговли людьми или других форм сексуальной эксплуатации или которым может грозить опасность таких действий или детских браков, государствам нужно принимать следующие меры:
  • создать систему раннего выявления жертв торговли людьми и злоупотреблений, а также механизмы их направления в соответствующие структуры и в этой связи организовывать обязательную подготовку социальных работников, пограничников, юристов, медицинских работников и всех других сотрудников, контактирующих с детьми;
  • при наличии различных миграционных статусов следует применять статус, обеспечивающий максимальную защиту (например, предоставление убежища или вида на жительство по гуманитарным соображениям), и решение о предоставлении такого статуса должно приниматься в каждом конкретном случае в соответствии с принципом наилучшего обеспечения интересов ребенка;
  • обеспечить, чтобы предоставление вида на жительство или помощи детям-мигрантам, пострадавшим от торговли людьми или других форм сексуальной эксплуатации, не ставилось в зависимость от возбуждения уголовного дела или их сотрудничества с правоохранительными органами.

44.     Кроме того, государствам следует принять следующие меры для обеспечения всесторонней и эффективной защиты детей-мигрантов от всех форм насилия и злоупотреблений:
  • принять эффективные меры для обеспечения их защиты от любых форм рабства и сексуальной эксплуатации в коммерческих целях и использования для осуществления незаконной деятельности или любых работ, которые могут поставить под угрозу их здоровье, безопасность или нравственность, в том числе путем присоединения к соответствующим конвенциям Международной организации труда;
  • принять эффективные меры для их защиты от всех форм насилия и злоупотреблений независимо от их миграционного статуса;
  • признавать и учитывать гендерную специфику уязвимого положения девочек и мальчиков, а также детей-инвалидов как потенциальных жертв торговли людьми в целях сексуальной, трудовой и других форм эксплуатации;
  • обеспечивать всестороннюю защиту, помощь и доступ к эффективным механизмам правовой защиты, включая оказание психологической помощи и предоставление информации о таких средствах правовой защиты, для детей-мигрантов и их семей, сообщающих о случаях насилия, злоупотреблений или эксплуатации в полицию или другие компетентные органы, независимо от их миграционного статуса; дети и родители должны иметь возможность безопасно выступать в полиции или других органах в качестве потерпевших или свидетелей, не рискуя оказаться в результате этого в сфере внимания иммиграционных служб;
  • признать важную роль общественных инициатив и организаций гражданского общества в области защиты детей-мигрантов;
  • разработать комплексную политику по устранению коренных причин всех форм насилия, эксплуатации и злоупотреблений в отношении детей-мигрантов, предусмотрев выделение в достаточном объеме ресурсов для ее надлежащего осуществления.



[1]   См. Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, замечание общего порядка № 2, пункт 2.

G.     Право на защиту от экономической эксплуатации, включая такие аспекты, как труд несовершеннолетних, опасные работы, условия занятости и социальное обеспечение 

(статьи 25, 27, 52, 53, 54 и 55 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей; статьи 26 и 32 Конвенции о правах ребенка)


45.     При всем уважении к международным нормам в области труда, касающимся минимального возраста для приема на работу и запрещения и ликвидации наихудших форм детского труда, не все работы, выполняемые детьми-мигрантами, достигшими установленного законом трудоспособного возраста, носят характер эксплуатации или осуществляются в опасных условиях. Комитеты напоминают государствам, что дети-мигранты, достигшие установленного законом трудоспособного возраста, независимо от их статуса должны пользоваться равным обращением с детьми, являющимися их гражданами, в вопросах вознаграждения, других условий труда и условий занятости.
46.     Государства должны принимать все необходимые законодательные и административные меры, в том числе с учетом гендерных аспектов, в целях регулирования и охраны работы детей-мигрантов в плане соблюдения требований в отношении минимального возраста для найма на работу и работы в опасных условиях. С учетом особого риска, которому подвергаются дети-мигранты, государства также обеспечивают принятие как на уровне законодательства, так и на практике всех необходимых мер, включая введение соответствующих санкций, компетентным органом власти, чтобы гарантировать эффективное применение положений Конвенции о правах ребенка и соответствующих международных норм и чтобы:
  • в соответствии с международно признанными нормами детям-мигрантам обеспечивались справедливые условия занятости и достойные условия труда;
  • на детей-мигрантов распространялись особые защитные меры, регулирующие продолжительность рабочего дня и условия, при соблюдении которых могут работать дети;
  • дети-мигранты проходили периодические медицинские осмотры, подтверждающие их трудоспособность;
  • дети-мигранты в случае нарушения их прав государственными или частными субъектами имели доступ к правосудию, в том числе путем обеспечения эффективных механизмов подачи жалоб и установления барьера между сферой трудовых прав и деятельностью иммиграционных служб.

47.     Что касается социального обеспечения, то дети-мигранты и их семьи пользуются правами наравне с гражданами государства, поскольку они выполняют требования, предусмотренные применимым законодательством этого государства и применимыми двусторонними или многосторонними договорами. Комитеты считают, что в случае необходимости государствам следует предоставлять экстренную социальную помощь детям-мигрантам и их семьям независимо от их миграционного статуса и без какой-либо дискриминации.
48.     В отношении семей мигрантов, включая детей, рожденных от родителей-мигрантов, комитеты подчеркивают взаимозависимость родительских обязанностей по воспитанию и развитию ребенка в соответствии со статьями 5 и 18 Конвенция о правах ребенка и трудовых прав трудящихся-мигрантов на основании соответствующих положений Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей. Ввиду этого государства должны, по возможности, принимать меры для обеспечения полного уважения прав родителей-мигрантов в сфере труда, включая родителей-мигрантов с неурегулированным статусом.

H.     Право на достаточный жизненный уровень (статья 45 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей; статья 27 Конвенции о правах ребенка)


49.     Государствам следует обеспечить, чтобы дети в контексте международной миграции имели уровень жизни, соответствующий потребностям их физического, умственного, духовного и нравственного развития. Как предусмотрено в пункте 3 статьи 27 Конвенции о правах ребенка, государства в соответствии с национальными условиями и в пределах своих возможностей принимают необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей, в осуществлении этого права и в случае необходимости оказывают материальную помощь и реализуют программы поддержки, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем.
50.     Государствам-участникам следует разработать подробные рекомендации в отношении стандартов для центров приема мигрантов, обеспечивая достаточное личное пространство для детей и их семей. Государствам следует принимать меры для обеспечения надлежащего уровня жизни в местах временного размещения, в частности в центрах приема мигрантов и официально организованных и неофициальных лагерях, делая их доступными для детей и их родителей, в том числе для инвалидов, беременных женщин и кормящих матерей. Государства должны обеспечивать, чтобы в учреждениях интернатного типа не было излишних ограничений повседневных перемещений детей, включая фактическое ограничение передвижения.
51.     Государства не должны ущемлять право детей на жилье, принимая меры, не допускающие аренду жилья мигрантами. Следует принимать меры для обеспечения того, чтобы детей-мигрантов независимо от их статуса допускали в приюты для бездомных.
52.     Государства должны разработать процедуры и нормы в целях создания барьера, разделяющего государственных или частных поставщиков услуг, включая услуги по предоставлению государственного или частного жилья, и иммиграционные службы. Аналогичным образом, государствам следует обеспечивать, чтобы дети-мигранты с неурегулированным статусом не привлекались к уголовной ответственности за осуществление права на жилище и чтобы частные субъекты, например домовладельцы и организации гражданского общества, помогающие им осуществить это право, также не несли уголовной ответственности.
53.     В Конвенции о правах ребенка предусматривается, что государства-участники уважают и обеспечивают права, предусмотренные Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации; сюда же относится дискриминация в отношении детей на основании их миграционного статуса или миграционного статуса их родителей. Ввиду этого комитеты настоятельно призывают государства-участники обеспечивать равноправный доступ к экономическим, социальным и культурным правам. Государствам рекомендуется в срочном порядке реформировать законодательство, политику и практику, которые ставят в дискриминационное положение детей-мигрантов и их семьи, в том числе с неурегулированным статусом, или лишают их реальных возможностей доступа к услугам и пособиям, например к социальной помощи[1].



[1]   См. Committee on the Rights of the Child, Report of the 2012 day of general discussion, para. 86.

I.     Право на здоровье (статьи 28 и 45 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей; статьи 23, 24 и 39 Конвенции о правах ребенка)

54.     Комитеты признают, что физическое и психическое здоровье ребенка может зависеть от целого ряда факторов, включая такие структурные детерминанты, как нищета, безработица, миграция и перемещения населения, насилие, дискриминация и маргинализация. Комитеты отдают себе отчет в том, что дети-мигранты и дети-беженцы порой пережили тяжелые психологические травмы и могут иметь особые и зачастую неотложные потребности в области охраны психического здоровья. Ввиду этого дети должны иметь доступ к услугам специальной помощи и психологической поддержки, к тому же следует учитывать, что дети переживают стресс иначе, чем взрослые.
55.     Каждый ребенок-мигрант независимо от своего миграционного статуса должен иметь доступ к медицинским услугам наравне с гражданами государства. Сюда включается весь комплекс медицинских услуг, будь то профилактических или же лечебных, и психиатрическая, терапевтическая или психосоциальная помощь на местах или в медицинских учреждениях. Государства обязаны обеспечивать, чтобы здоровье детей не подрывалось в результате дискриминации, которая является существенным фактором уязвимости; следует также устранять последствия множественных форм дискриминации[1]. Нужно уделять внимание устранению гендерных последствий ограниченного доступа к услугам[2]. Кроме того, детям-мигрантам должен обеспечиваться полный доступ к соответствующей возрасту информации и службам сексуального и репродуктивного здоровья.
56.     Государствам рекомендуется активно проводить в жизнь целостную концепцию права на здоровье. В рамках своих национальных планов, политики и стратегий они должны учитывать медицинские потребности детей-мигрантов и то уязвимое положение, в котором они могут оказаться. Дети-мигранты должны иметь доступ к медицинскому обслуживанию без необходимости предъявления вида на жительство или документа о регистрации ходатайства о предоставлении убежища. Следует устранять административные и финансовые препятствия для доступа к услугам, в том числе посредством признания альтернативных способов удостоверения личности и места жительства, таких как сделанные под присягой заявления[3]. Кроме того, комитеты настоятельно призывают государства запретить предоставление медицинскими учреждениями данных о пациентах иммиграционным властям, а также операции по проверке миграционного режима в пределах или вблизи медицинских учреждений, поскольку это серьезно ущемляет право на здоровье детей-мигрантов или детей, рожденных от родителей-мигрантов с неурегулированным статусом, или лишает их такого права[4]. В целях обеспечения их права на здоровье нужны действенные ограждающие барьеры.
57.     Дискриминация может зачастую усугублять проблемы недостаточной финансовой и правовой защиты и вынуждать детей-мигрантов откладывать лечение до тех пор, пока они не заболеют серьезно. Следует уделять внимание решению вопросов, связанных с оказанием медицинских услуг в сложных случаях, когда помощь нужна быстро и в большом объеме; в подобных ситуациях дискриминационные подходы могут серьезным образом повлиять на здоровье детей-мигрантов и существенно задержать процесс лечения и выздоровления. Медицинские работники должны руководствоваться в первую очередь интересами своих пациентов и защищать здоровье детей в качестве одного из прав человека.
58.     Ограничения права взрослых мигрантов на здоровье на основании их гражданства или миграционного статуса могут также сказываться на реализации права детей на здоровье, жизнь и развитие. Таким образом, комплексная концепция прав детей должна включать меры, направленные на обеспечение права на здоровье для всех трудящихся-мигрантов и членов их семей независимо от их миграционного статуса, а также меры, направленные на обеспечение межкультурного подхода в вопросах политики, программ и практической деятельности в области здравоохранения.



[1]   См. замечание общего порядка № 15 (2013) о праве ребенка на пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения, пункты 5 и 8.
[2]   См. Committee on the Rights of the Child, Report of the 2012 day of general discussion, para. 86.
[3]   См. Committee on the Rights of the Child, Report of the 2012 day of general discussion, para. 86.
[4]   Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, замечание общего порядка № 2, пункт 74.

J.     Право на образование и профессиональную подготовку (статьи 30, 43 и 45 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей; статьи 28, 29, 30 и 31 Конвенции о правах ребенка)


59.     Все дети в контексте международной миграции, каков бы ни был их статус, должны иметь беспрепятственный доступ ко всем уровням и всем аспектам образования, включая дошкольное образование и профессиональную подготовку, на основе равенства с гражданами той страны, в которой эти дети живут. Из этого обязательства вытекает, что государства должны принимать меры для обеспечения равного доступа к качественному и инклюзивному образованию в интересах всех детей-мигрантов независимо от их миграционного статуса. Дети-мигранты должны при необходимости иметь доступ к программам альтернативного обучения, сдавать экзамены в полном объеме и получать свидетельство о пройденном курсе обучения.
60.     Комитеты настоятельно призывают государства незамедлительно изменить действующие правила и практику, не позволяющие детям-мигрантам, в частности детям, не имеющим документов, записываться в школы и другие учебные заведения. Кроме того, государствам следует создать действенные барьеры между учебными заведениями и иммиграционными властями и запретить представление данных об учащихся, а также операции по проверке миграционного режима в школах или вблизи них, поскольку такая практика ущемляет право на образование детей-мигрантов или детей трудящихся-мигрантов с неурегулированным статусом или лишает их такого права. В интересах уважения права детей на образование государствам рекомендуется также избегать нарушения учебного процесса при прохождении миграционных процедур, по возможности не допуская ситуаций, когда детям приходится менять место жительства в течение учебного года, а также оказывая им помощь для завершения обязательного образования и курса обучения на момент достижения совершеннолетия. Хотя доступ к образованию более высокого уровня не является обязательным, принцип недискриминации обязывает государства обеспечивать доступные услуги для всех детей без какой-либо дискриминации на основании их миграционного статуса или по другим запрещенным основаниям.
61.     Государствам следует принять надлежащие меры для признания уже имеющегося у детей образования путем подтверждения ранее полученных школьных аттестатов и/или выдачи новых свидетельств на основе оценки способностей и возможностей ребенка, чтобы не допускать стигматизации или пенализации. Это в равной мере относится к странам происхождения или третьим странам в случае возвращения.
62.     В силу принципа равного обращения государства обязаны ликвидировать любую дискриминацию в отношении детей-мигрантов и принять соответствующие и учитывающие гендерный фактор положения для устранения барьеров в системе образования. Другими словами, по мере необходимости нужно без какой-либо дискриминации принимать адресные меры, включая организацию дополнительных занятий для обучения местному языку[1], выделение дополнительного персонала и оказание межкультурной поддержки в иных формах. Государствам рекомендуется выделять сотрудников для облегчения доступа к образованию для детей-мигрантов и содействовать интеграции детей-мигрантов в систему школьного образования. Кроме того, государства должны принимать меры с целью запрещения и предотвращения какой бы то ни было сегрегации в сфере образования для обеспечения того, чтобы дети-мигранты учили новый язык как действенный инструмент интеграции. Государственные программы должны предусматривать организацию обучения в раннем детстве, а также оказание психосоциальной поддержки. Кроме того, государства должны обеспечивать возможности формального и неформального обучения, повышения квалификации учителей и обучения жизненным навыкам.
63.     Государствам следует разработать конкретные меры для содействия межкультурному диалогу между мигрантами и принимающими сообществами и для недопущения и предупреждения ксенофобии или любых видов дискриминации или связанной с ними нетерпимости в отношении детей-мигрантов. Кроме того, включение в программы обучения образовательных предметов по правозащитной тематике, в том числе вопросов недискриминации, миграции, прав мигрантов и прав детей, будет способствовать профилактике ксенофобии или любых других форм дискриминационных представлений, которые в долгосрочной перспективе могут повлиять на интеграцию мигрантов.



[1]   См. статью 45 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей.


64.     Комитеты подтверждают необходимость решения проблем международной миграции на основе международного, регионального или двустороннего сотрудничества и диалога и всеобъемлющего и сбалансированного подхода, характеризующегося признанием роли и обязанностей стран происхождения, транзита, назначения и возвращения в деле поощрения и защиты прав человека детей в контексте международной миграции в целях обеспечения безопасной, упорядоченной и организованной миграции при полном соблюдении прав человека и недопущении подходов, которые могли бы усилить их уязвимость. В частности, следует в срочном порядке ввести трансграничные процедуры рассмотрения дел в соответствии с Конвенцией о правах ребенка, Международной конвенцией о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, Конвенцией 1951 года о статусе беженцев, Протоколом к ней 1967 года и Гаагской конвенцией 1996 года о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мерах по защите детей. Кроме того, в рамках сотрудничества могут осуществляться инициативы, направленные на расширение финансовой и технической помощи и укрепление программ переселения для стран, которые принимают у себя большое число перемещенных лиц, в том числе детей, из других стран и нуждаются в помощи. Все действия должны в полной мере соответствовать обязательствам согласно международному праву прав человека и международному беженскому праву.
65.     Для обеспечения того, чтобы этот всеобъемлющий и сбалансированный подход соответствовал наилучшим интересам детей, органы охраны детства и социального обеспечения должны играть ключевую роль в разработке любых международных, региональных или двусторонних соглашений, затрагивающих вопросы прав детей в контексте международной миграции и обращения с ними. Следует поощрять двусторонние, региональные и международные инициативы в интересах воссоединения семей, введения в практику оценки наилучших интересов детей и принятия решений на этой основе, обеспечения права детей на учет их мнений и предоставления им надлежащих процессуальные гарантий. Такие инициативы должны обеспечивать доступ к правосудию в трансграничных ситуациях, когда дети, чьи права нарушены в стране транзита или назначения, нуждаются в нем после возвращения в страну происхождения или отъезда в третьи страны. Кроме того, государства должны обеспечить участие в этих процессах детских организаций и организаций гражданского общества, включая региональные межправительственные учреждения. Кроме того, государствам следует также использовать возможности технического сотрудничества по линии международного сообщества и учреждений и органов Организации Объединенных Наций, включая Детский фонд Организации Объединенных Наций и Международную организацию по миграции, в целях осуществления миграционной политики в отношении детей в соответствии с настоящим замечанием общего порядка.

IV.    Распространение и применение совместного замечания общего порядка и отчетность

66.     Государствам-участникам следует обеспечить широкое распространение настоящего совместного замечания общего порядка среди всех заинтересованных сторон, в частности в парламенте, в государственных органах, в том числе в органах охраны детства и миграционных службах и среди их персонала, а также в судебных органах на национальном, региональном и местном уровнях. Содержание документа следует довести до сведения детей и всех соответствующих специалистов и заинтересованных сторон, в том числе лиц, работающих с детьми или в их интересах (т.е. судей, юристов, полицейских и других работников правоохранительных органов, учителей, опекунов, социальных работников, персонала государственных или частных учреждений социальной сферы, приютов и учреждений по оказанию медицинской помощи), средств массовой информации и гражданского общества в целом.
67.     Настоящее совместное замечание общего порядка следует перевести на соответствующие языки и распространить в вариантах, должным образом адаптированных для понимания детей, и в форматах, доступных для людей с инвалидностью. Следует проводить конференции, семинары, симпозиумы и другие мероприятия в целях обмена передовым опытом в области наиболее эффективных методов осуществления данного замечания. Кроме того, настоящее совместное замечание общего порядка следует включить в программу формальной предварительной подготовки и переподготовки всех соответствующих специалистов и технического персонала, а также персонала органов охраны детства, миграционных служб и правоохранительных органов и распространить среди всех национальных и местных учреждений по правам человека и других правозащитных организаций гражданского общества.
68.     Государствам-участникам следует включать в свои доклады, представляемые в соответствии со статьей 73 Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей и статьей 44 Конвенции о правах ребенка, информацию о мерах, принятых в соответствии с настоящими совместными замечаниями общего характера, и их результатах.
                           

Комментариев нет:

Отправить комментарий